От молекулярной к клинической онкологии

Попытки использования знаний, накопленных в ходе изучения молекулярного патогенеза опухолей мочевого пузыря, осуществляются по четырем основным направлениям [Knowles, 2001; Pattari, Dey, 2002; Quek et al., 2003].

1) улучшение эффективности ранней диагностики РМП;

2) разработка методов, позволяющих предсказывать склонность суперфициальных РМП к последующей прогрессии, т. е. инвазии и метастазированию;

3) оптимизация процедур мониторинга излеченного РМП с акцентом на раннюю диагностику рецидива;

4) применение новых терапевтических препаратов, позволяющих специфическим образом ингибировать продукты РМП-ассоцииро-ванных онкогенов.

Наибольшего внимания заслуживают исследования, направленные на раннюю диагностику возникновения или рецидива РМП. Их принцип направлен на выявление единичных опухолевых кле-

3, И, 13,18

Т4 (Метастатический рак)

Рис. 6. Молекулярные маркеры прогрессии рака мочевого пузыря [Halachmi et al., 2001].

Делеции хромосомы 9 наблюдаются на самых начальных стадиях трансформации уротелия. Приобретение опухолью инвазивного потенциала сопровождается инактивацией генов, расположенных на хромосоме 17. Делеции хромосом 3, 11, 13 и 18 наблюдаются на поздних этапах прогрессии РМП. Предполагается, что в некоторых случаях инвазивный рак возникает de novo, минуя стадию поверхностного новообразования.

ток в моче. Молекулярно-генетические подходы представляются в данном случае наиболее перспективными, так как в отличие от цитологического анализа и диагностики по белковым маркерам они обладают абсолютной чувствительностью. Действительно, принцип амплификации нуклеиновых кислот, используемый в ПЦР, позволяет выявлять даже единичные мутированные генетические последовательности [Queket al., 2003].

Выбор гена-мишени при диагностике подобного рода представляет из себя относительно простую проблему, если сравнивать РМП с опухолями других локализаций. Дело втом, что опухоли мочевого пузыря непосредственно соприкасаются с легкодоступной, практически бесклеточной жидкостью организма — мочой.

Таким образом, в отличие от ситуации с выявлением опухолевых клеток в других биологических материалах (кровь, лимфатические узлы и т. д.), в данном случае даже единичные трансформированные клетки не маскируются избытком нормальных тканевых элементов, что заметно упрощает процедуру генетического анализа. Одним из наиболее чувствительных ДНК-маркеров рака мочевого пузыря представляются мутации в онкогене HRAS1; недостатком данного теста является относительно низкая частота упомянутого генетического события при РМП. Большей универсальностью обладает выявление трансформированных уротелиальных клеток на основе генных делений [Halachmi etal., 2001]. Делеции тех или иных хромосомальных локусов наблюдаются практически во всех карциномах мочевого пузыря, однако их детекция осложняется высокой частотой артефактов ПЦР. Многие молекулярно-диагностические разработки основываются не на выявлении мутированных копий ДНК, а на детекции РНК-транскриптов, специфически экспрессирующихся в трансформированном уротелии. К последним относятся РНК-последовательности генов, кодирующих субъединицы фермента теломеразы, атакже транскрипты некоторых цитокератинов [Halachmi et al., 2001; Muller, 2002; Pattari et al., 2002].

Почти все варианты молекулярной диагностики РМП обладают почти 100% чувствительностью. Недостатком данной группы тестов является большая частота ложноположительных результатов. Действительно, молекулярно-генетические методы зачастую обнаруживают РМП-специфические изменения в моче у достоверно здоровых людей. Остаётся неясным, связаны ли подобные результаты с техническим несовершенством лабораторных процедур, или само по себе присутствие в моче единичных мутированных клеток не является достаточным основанием для настороженности по поводу опухолевого процесса.

Таким образом, применение молекулярной диагностики для раннего выявления РМП у здоровых людей представляется на настоящий момент преждевременным. Однако методы ДНК- и РНК-детек-ции уже находятся на стадии внедрения в тех клиниках, которые делают акцент на послеоперационный мониторинг рецидива опухолей мочевого пузыря [Knowles, 2001].

Интенсивные попытки, направленные на поиск молекулярных предикторов инвазии и метастазирования поверхностных форм рака мочевого пузыря, пока не увенчались клиническим внедрением соответствующих генетических тестов [Knowles, 2001].

И, наконец, огромный интерес вызывают недавно начавшиеся испытания ингибиторов РМП-специфических онкобелков. Их результаты станут известны в самое ближайшее время [Al-Sukhun et al., 2003; Quek et al., 2003; Raghavan, 2003].

Заключение

За последние годы достигнут существенный прогресс в понимании молекулярно-биологических аспектов инициации и прогрессии рака мочевого пузыря. В частности, выявлены основные экзогенные факторы риска РМП, а также установлены генетические детерминанты повышенной чувствительности к РМП-ассоциирован-ным канцерогенам. Изучение спектра мутаций, характерных для РМП, позволило разработать и внедрить генетические тесты, направленные на раннее выявление рецидива данного новообразования. Большие надежды связываются с клиническими испытаниями терапевтических агентов, действие которых основано на антагонизме с РМП-специфическими онкобелками.

Молекулярная онкология, клинические аспекты, Е.Н. Имянитов, К.П. Хансон