Статус некоторых онкогенов при РПЖ

Одним из наиболее изученных онкогенов является ras, мутации которого встречаются при широком круге злокачественных новообразований. Однако при РПЖ, по крайней мере в европейской популяции мужчин, мутации ras достаточно редки (не более 2,7%), что свидетельствует о том, что данный ген обычно не вовлечен в инициацию и прогрессию новообразований простаты.

Онкоген с-тус выполняет в клетке функцию промотора репликации ДНК, регулирует G0/G1 фазу клеточного цикла и осуществляет контроль клеточной дифференцировки [Prendersagt, Walter, 1995]. Хотя работ по исследованию с-тус при РПЖ немного, имеющиеся данные говорят об отсутствии изменений в содержании с-тус мРНК и белка в ходе прогрессии данной опухоли.

Хорошо известно, что нарушение функции гена HER-2/erbB-2 обнаруживается при очень многих опухолях человека, и важная его роль в канцерогенезе не вызывает сомнений [Ruijteret al., 1999]. Этот онкоген кодирует 185 кДа белок трансмембранного рецептора тирозинкиназного фактора роста и привлекает особое внимание в связи с успешным применением anti-pl 85neu антител (Герцептина). Однако, усиленной экспрессии HER2/neu при РПЖ не обнаружено, что, возможно, объясняется определенными техническими причинами, связанными с применением иммуно-гистохимической методики [Ross et al., 1997].

Генетические механизмы метастазирования

Способность к метастазированию является основным свойством агрессивности РПЖ. Генетический контроль метастазирования осуществляется посредством усиленной экспрессии специфических генов, способствующих приобретению опухолью метастатического фенотипа. Проведены масштабные исследования, направленные на выявление кандидатных генов, ответственных за прогрессию РПЖ. В частности, получены данные об ассоциации между экспрессией некоторых генов и приобретением клетками метастатического фенотипа. Одним из таких примеров является ген F24, харак

теризующийся исключительно высоким уровнем экспрессии в клетках злокачественных линий РПЖ (PC-34D-195) и не экспрессирующийся в линии нормальных клеток (PNT-2) [Foster et al., 1999]. Наряду с этим, на хромосоме 1 lpl 1.2 открыт ген небольшого размера КА11, обладающий специфической активностью в отношении метастазирования. Еще один ген, предположительно ассоциированный с процессом метастазирования, был обнаружен на хромосоме 1 [Foster et а!., 1999].

Кроме сказанного, обращает внимание тот факт, что в клетках карциномы простаты обнаруживаются существенные изменения функциональной активности Na+ и К+-ионных каналов, что оказывает существенное влияние на поведение клеток. Следовательно, экспрессия белков ионных каналов представляет собой новый тип маркеров метастазирования РПЖ, а возможно, и других опухолей [Foster et al., 1999]. Не исключено, что ионные каналы, которые уже используются в качестве мишени при лечении некоторых заболеваний (инсульт, гипертония и др.), приобретут терапевтическое значение и при РПЖ.

Молекулярная онкология, клинические аспекты, Е.Н. Имянитов, К.П. Хансон